ЛУЧШАЯ КНИГА ГОДА 2021




КОРОТКИЙ СПИСОК ГЕРМАНСКОГО МЕЖДУНАРОДНОГО ЛИТЕРАТУРНОГО
КОНКУРСА «ЛУЧШАЯ КНИГА ГОДА 2021»

Фамилии финалистов расположены в алфавитном порядке

Малая проза   

Карагодина Ольга «А-ун но кокю» (Россия)        

Кириченко Вероника «Все еще будет» (Россия)

Литинская Елена «Семь дней в Харбине» (США)        

Сержантова Иоланта «Двери моей души» (Россия)        

Скоблов Евгений «Лунные яблоки» (Россия)

Федотов Алексей «Свет во тьме» (Россия)      

Ханцис Алиса «Аквариум» (Австралия)

Крупная проза    

Агачер София «Путешествие внутри себя» (США)        

Альмечитов Игорь «Почтарский мост» (Россия)  

Лирник Наталья «Тонкий тающий след» (Чехия)     

Маркаров Валериан «Легенда о Пиросмани» (Грузия)   

Нильсен Татьяна «Шариковы дети» (Швеция)   

Патц Андреас «Солдаты» (Германия)   

Швыдкая Жанна «Метаморфоза» (Россия)

Шлыгин Максим «Via combusta» (Россия)

Поэзия    

Балан Евгений «В начале последнего века» (Молдова)  

Боровкова Марианна «С точки зрения стрекозы» (Россия)

Ващенко Ксения «Письмо незнакомцу» (Россия)

Зубарева Вера «Об ангелах и людях» (США)                          

Кривонос Сергей «Окно родного дома» (Украина)                                                         

Максимчук Людмила «Лепестки» (Россия)

Рыжкова Любовь «Восторженная свирель» (Россия)         

Сергеева Рогнеда «Пейзаж на гобелене» (Германия)   

Детская литература

Беляева Марина «Феи Гант-Дорвенского леса» (Россия)   

Бутов Валерий «Кто как живет и как себя ведет…» (Россия)                        

Collapse )

ЛУЧШАЯ КНИГА ГОДА 2021

ДЛИННЫЙ СПИСОК ГЕРМАНСКОГО МЕЖДУНАРОДНОГО ЛИТЕРАТУРНОГО КОНКУРСА «ЛУЧШАЯ КНИГА ГОДА 2021»

Фамилии участников расположены в алфавитном порядке

Малая проза     

Григорьян Игорь «Человек и книга» (Украина)   

Другов Андрей «Любовь и война» (Россия)

Карагодина Ольга «А-ун но кокю» (Россия)       

Кириченко Вероника «Все еще будет» (Россия)   

Коптлеу Алмас «Солдат из Семиречья» (Казахстан)  

Литинская Елена «Семь дней в Харбине» (США)        

Петров Дмитрий «Мутный» (Россия)                            

Ралот Александр «Неизвестное об известных» (Россия)

Сержантова Иоланта «Двери моей души» (Россия)

Скоблов Евгений «Лунные яблоки» (Россия)

Соловьева Татьяна «О Петербурге, петербуржцах» (Россия)

Ханцис Алиса «Аквариум» (Австралия)                       

Федотов Алексей «Свет во тьме» (Россия)      

Черенкова Любовь «Евангелина: путь к себе» (Россия)  

Крупная проза    

Агачер София «Путешествие внутри себя» (США)        

Альмечитов Игорь «Почтарский мост» (Россия)  

Врублевская Галина «Бабочки в цифровом музее» (Россия)        

Ливанова Татьяна «Грани круга» (Россия)             

Лирник Наталья «Тонкий тающий след» (Чехия)     

Луговая Евгения «Над серым озером огни» (Швейцария)

Макаренков Александр «Трясогузка на перилах» (Россия)        

Маркаров Валериан «Легенда о Пиросмани» (Грузия)   

Нильсен Татьяна «Шариковы дети» (Швеция)   

Патц Андреас «Солдаты» (Германия)   

Перкин Анатолий «История счастья» (Россия)

Швыдкая Жанна «Метаморфоза» (Россия)  

Шлыгин Максим «Via combusta» (Россия)        

Collapse )

Тютчев в Германии


Интересно, как теперь с Тютчевым в России? 

Включён в школьную программу, или тоже без надобности?

Публикация моей статьи в  журнале ЛИТЕRRА

https://literra.online/publications/authors/raisa-shillimat/fedor-tyutchev-stanovlenie


Предновогоднее

Соотечественнички

Я никогда в жизни не теряла кошельков. Но всегда что-то происходит впервые, и вот, в пятницу, ближе к вечеру, я пошла в магазин, и обнаружила, что кошелька в рюкзаке нет. Пришла домой, обыскала везде, где можно – нет нигде. Начала вспоминать, где была и что покупала. Вспомнила, что в четверг ходила в русский магазин и укладывала покупки на столике. В субботу утром меня посещает разумная мысль, что надо сходить и спросить, может, кошелёк нашли. Прихожу – в магазине яблоку негде упасть, какая там дистанция! Спрашиваю у продавщицы, не находили ли кошелёк, она спрашивает, как меня зовут, я называю имя. 

– Да – говорит – находили, шефу отдали, ждите, он скоро придёт. 

Ну, жду-пожду, наконец, вижу, в подсобке кто-то зашевелился. Захожу. Мордовортик лет сорока, глазки при виде меня забегали, и личико стало багровым до макушки. 

– Продавщица сказала, мой кошелёк вам отдали. 

– Э-э, – отвечает, – в нём ещё фотография девочки была. 

– Да, это фотография моей внучки.

– А денег там не было.

– Хорошо, пусть денег не было, но там были карточки.

– Так вы их немедленно закройте! – озаботился он.

– Там были не банковские карты, а карты покупателя из магазинов, на скидки. Пусть без денег, но отдайте мой кошелёк.

– Я не могу вам его отдать. 

– Почему?

– Он был пустой, и я его выкинул, а карточек там тоже не было.

Finita la Comedia.

Вопрос: стали б ему отдавать пустой кошелёк, и если б стали, то зачем его выкидывать.

От возмущения хамством и крохоборством я просто заболела. 

Видимо, у шефа маленькая зарплатка, срочно понадобилась заплатка 

кусочком моей несчастной пенсии.

Пусть прилетит ему бумеранг и стукнет с утроенной силой в лоб. 

А вы потеете?









А вы потеете?
С недавнего времени у меня появились проблемы со щитовидной железой, пришлось обследоваться в радиологическом центре. Через неделю после обследования иду к лечащему врачу узнать результаты. Врач мой достаточно своеобразная личность: маленький восточный человечек лет 75-ти, с головой, вросшей в худенькие плечи.
Глядя в компьютер спрашивает:
– Как вы себя чувствуете?
Я отвечаю, что прошла обследование, хочу узнать результат, чувствую себя не очень хорошо. Следует вопрос:
– Вы потеете?
– Да, – отвечаю, – особенно по ночам…
Под мой едва начавшийся монолог доктор выходит из кабинета и скрывается за дверьми противоположного кабинета. Застываю от неожиданности с открытым ртом. Сижу, жду. Достаточно долго.
Возвращается:
– Так вы потеете?
– Да, – подтверждаю я, – каков результат обследования?
Доктор невесело качает взлохмаченной седой головой, сводит большой и указательный пальцы в кольцо, показывая какого размера щитовидка. У меня округляются глаза и холодеет кровь. Хочу что-то спросить, но доктор уже сорвался с места и, не говоря ни слова, опять умчался, чуть не выпрыгивая из своего мешковато сидящего на нём халата, в другой кабинет.  Там кто-то вдруг зашёлся в кашле. Снова жду.
Вернулся, глаза в компьютер:
– Вы потеете?
– Доктор, я сильно потею…
В этот момент доктор снова вскакивает, идёт к двери, из-за плеча бросив на меня взгляд, в котором читается жалоба: "знали бы вы, как я потею", ну, или что-то в этом роде.
Бедный доктор, а тут ещё я со своей щитовидкой!
Возвращается, качает сочувственно головой и, молча показывая рукой на дверь соседнего кабинета, взглядом призывает и меня к сочувствию. Я, тоже взглядом, сочувствую от души. Кашель в соседнем кабинете стихает.
И снова-здорово:
– Вы потеете?
– Да, доктор, я потею, но что конкретно написано в результатах?
Вместо ответа:
– Сейчас сделаем УЗИ.
Я перестаю вообще что-либо понимать, УЗИ было сделано до радиологии, зачем делать ещё раз?
Спрашиваю подозрительно:
– Так вы получили результаты из центра или нет?
– Да-да, конечно, получил. Ложитесь на кушетку.
Молча повинуюсь. Ложиться сложно, при перемене положения тела у меня начинается головокружение. Доктор замечает это:
– Что, голова кружится?
– Да.
После обследования велит:
– Вставайте и пойдёмте со мной.
Молча иду за ним. Видимо, меня ждёт ещё какое-то обследование. Приходим в другой кабинет, он укладывает меня снова на кушетку. Под теменные бугры заводит чёрную ременную петлю, на глазах её затягивает, да вдруг ка-ак-к дёрнет голову вверх этой петлёй! В позвоночнике что-то резко хряснуло, словно сухая ветка в лесу сломалась. Вспоминаю, что доктор занимается ещё и нетрадиционной медициной.
– Поднимайтесь, – говорит, – ну, что, голова ещё кружится?
– Если честно, пока не понимаю, – отвечаю я обалдело, – так что с моей щитовидкой?
– С щитовидкой? Всё в порядке.
– Как всё в порядке, вы же сказали, что большая!
– Ну, узлы не такие уж и большие.
– Хорошо, доктор, я рада это слышать, но как мне дальше-то с этой окаянной проблемой обходиться? Что мне нужно делать, чтобы узлы дальше не росли?
Доктор сел напротив, сложил смуглые ручки на коленях, устало посмотрел на меня:
– Что делать? А ничего. Ничего не надо делать, живите, как жили. А через полгода приходите снова.